Краткое описание основных судебных споров с Николаем Максимовым и аффилированными с ним лицами

Вступившими в законную силу судебными актами с Николая Максимова в пользу НЛМК и компаний Макси-Групп взысканы денежные средства в совокупном размере более 14 млрд рублей.

Требование Максимова к Макси-Групп о возврате займа на 1,4 млрд рублей

В ноябре 2007 года Максимов в рамках сделки с НЛМК обязался предоставить на финансирование инвестиционной программы Макси-Групп 7,3 млрд рублей из средств, полученных от НЛМК за продажу бизнеса. Договор о финансировании он подписал с Макси-Групп в январе 2008 года.

Однако Максимов не направил средства на инвестиционную программу. Воспользовавшись операционным контролем над Макси-Групп, в течение месяца после предоставления займа он истратил по своему усмотрению предоставленные средства в размере 1,4 млрд рублей, а оставшиеся 5,9 млрд рублей истребовал назад, поскольку по договору имел право на немотивированное изъятие средств займа в любой момент. При этом договор о займе был одобрен задним числом самим Максимовым на внеочередном собрании акционеров Макси-Групп, без участия НЛМК - на тот момент контролирующего акционера.

Первое судебное разбирательство было инициировано самим Максимовым, который 15.01.2009 обратился в Кировский районный суд г. Екатеринбурга с требованием к ОАО «Макси - Групп» о взыскании задолженности по договору займа в размере 1,4 млрд рублей, процентов по нему, а также штрафной неустойки, которая по подсчетам Максимова на дату иска превысила 771 млн рублей или 54% годовых.

В свою очередь, НЛМК в целях защиты имущественных прав компаний Макси-Групп обратился в Арбитражный суд Свердловской области с требованием о признании недействительными договора займа с Максимовым и решений собрания акционеров Макси-Групп, на котором договор был одобрен в отсутствие представителей НЛМК.

В соответствии с Постановлением №17 АП-5165/2009 ГК Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2009 по делу А60-37993/2008 договор займа был признан недействительным.

Суд установил, что Максимов, воспользовавшись своим должностным положением Президента и члена Совета директоров Макси-Групп, совершил сделку с собственной заинтересованностью, в результате которой возникли неблагоприятные последствия для компании в виде досрочного истребования займа и необходимости уплаты штрафной неустойки.

Суд так же указал, что НЛМК по вине Максимова был лишен возможности реализовать предоставленное ему законом право принимать участие в голосовании на собрании акционеров Макси-Групп по вопросу об одобрении договора займа и было полностью устранено от участия в управлении делами общества. Данный вывод был подтвержден и в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда №17АП-7299/2009-ГК от 02.09.2009 по делу №А60-6089/2009, согласно которому были признаны недействительными решения внеочередного собрания акционеров Макси-Групп от 11.02.2008, при проведении которого мажоритарный акционер НЛМК был лишен возможности участвовать в управлении делами общества, а решения принимались Николаем Максимовым, которому принадлежало менее половины акций общества. В нарушение соглашения с НЛМК, Максимов так и не исполнил своей обязанности по финансированию инвестиционной программы Макси-Групп.

Нарушения при размещении облигаций Макси-Групп

Судами было установлено, что Николай Максимов использовал фактический операционный контроль над Макси-Групп для вывода средств из группы через подконтрольные ему компании.

Так при рассмотрении дела, которое закончилось вынесением Президиумом ВАС РФ Постановления №677/10 от 25.05.2010 г. по делу №А60-8398/2009, был раскрыт обман Максимовым участников рынка ценных бумаг - держателей облигаций Макси-Групп.

В 2006 году Макси-Групп разместила облигации на 3 млрд рублей. Проспект эмиссии облигаций запрещал эмитенту выкупать их за свои средства. В действительности, на рынке было размещена лишь половина выпуска, а оставшиеся неразмещенные бонды были выкуплены за средства Макси-Групп через взаимосвязанные договоры займа с компанией Уралснабкомплект, формально не связанной с Максимовым, но подконтрольной ему, что впоследствии было подтверждено в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2012 по делу №А60-1260/2009. Введенные в заблуждение относительно результатов эмиссии участники рынка, купившие облигации Макси-Групп, не сумели воспользоваться своим правом немедленного погашения облигаций, которое возникает при нарушении условий размещения. В марте 2009 года, установив сомнительный характер дебиторской задолженности перед обществом Уралснабкомплект, одна из компаний Макси-Групп обратилась в суд с требованием о признании недействительной сделки займа на сумму 1,45 млрд рублей.

Все данные договоры были квалифицированы Президиумом ВАС РФ в качестве притворных сделок, судом была установлена зависимость приобретателя облигаций от их эмитента.

Субсидиарная ответственность Максимова по долгам Уралснабкомплекта

Задолженность Уралснабкомплекта перед компаниями Макси-Групп не ограничивалась средствами, потраченными на незаконный выкуп облигаций, и достигала 6,4 млрд рублей. Поскольку суды установили, что Уралснабкомплект был фактически подконтролен Максимову, конкурсный управляющий данного общества подал заявление о привлечении Максимова к субсидиарной ответственности по долгам Уралснабкомплекта перед Макси-Групп на всю вышеуказанную сумму.

При продаже группы Максимов дал заверение о том, что эта дебиторская задолженность была качественной и вытекала из обязательств, совершенных на рыночных условиях, вследствие чего она была принята к расчету при определении полной стоимости бизнеса Макси-Групп.

В соответствии с Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2012 по делу №А60-1260/2009 Максимов был привлечен к субсидиарной ответственности по долгам общества Уралснабкомплект в размере 6,4 млрд рублей.

Судами было установлено, что одной из целей учреждения Николаем Максимовым данного общества являлось установление фактического контроля над организацией, формально не входящей в структуру холдинга Макси-Групп, с целью придания видимости ее участия в гражданском обороте как независимого общества.

Обязательства общества были созданы перед производственными организациями, входящими в группу компаний Макси-Групп, тогда как дебиторская задолженность должника сформирована перед подконтрольными Максимову и формально не входившими в Макси-Групп организациями, которые к моменту рассмотрения заявления являлись банкротами, либо были уже ликвидированы. Посредством использования расчетного счета общества осуществлялся вывод оборотных активов из Макси-Групп в подконтрольные лично Максимову организации.

Суды квалифицировали модель поведения Николая Максимова, осуществлявшего фактический корпоративный контроль за дебиторами компаний группы, которые были им созданы для видимости их самостоятельного участия в гражданском обороте, в качестве способной привести к негативным последствиям для экономики и инвестиционных процессов, поскольку такая модель позволяла искусственно создавать нереальные ко взысканию дебиторские задолженности реально действующих предприятий, а затем прекращать деятельность искусственно функционирующих организаций-должников с использованием процедуры банкротства.

Решения судов о признании продажи Макси-Групп недействительным

Другие нарушения гарантий и заверений, предоставленных Максимовым при совершении сделки с НЛМК, были раскрыты судами Уральского округа при рассмотрении дела №А60-41280/2010.

Судами было установлено, что вопреки заверению Максимова о том, что бизнес Макси-Групп является непрерывным и отсутствуют риски банкротства в отношении любой из компаний группы, уже начиная с 01.01.2007 само ОАО «Макси - Групп», а так же ОАО «Металлургический холдинг» были неплатежеспособными и отвечали признакам несостоятельности.

В том числе, судами были признаны недействительными сделки по безвозмездному отчуждению из владения группы акций эмитента ОАО «Инвестиционная компания «Макси», которое было совершено в пользу подконтрольного единолично Максимову общества за несколько дней до заключения соглашения о продаже бизнеса.

Выявленные при проведении юридической и финансовой проверок компаний группы и установленные судами случаи несоответствия действительности гарантий и заверений, предоставленных Николаем Максимовым при продаже Макси - Групп, в совокупности послужили основанием для признания соглашения от 22.11.2007 недействительным (см. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 07.04.2011 по делу №А40-26424/2011).

Заведомое несоответствие действительности гарантий и заверений было квалифицировано судом как умышленный обман со стороны Максимова. Суд отметил, что в результате его недобросовестных действий НЛМК приобрел акции эмитента, деятельность которого, а также предприятий, входивших в группу, являлась убыточной, что явно не отвечало волеизъявлению НЛМК при совершении сделки. Аванс по сделке в размере 7,3 млрд рублей был взыскан с Максимова в пользу НЛМК. Данное решение было поддержано компетентными судами всех инстанций включая Верховный Суд Российской Федерации (см. Определение №305-ЭС15-1789 от 09.04.2015 по делу №А40-26424/2011).

 

Перечень основных судебных решений

Определение Арбитражного суда города Москвы от 28.06.2011 по делу А40-3584411-69-311

Определение Верховного Суда РФ от 09.04.2015 по делу А40-264242011

Определение Арбитражного суда Свердловской области от 24.03.2014 по делу А60-327982007

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.01.2012 по делу А40-358442011-69-311

Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 по делу А60-83982009-С11

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2009 по делу А60-379932008

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2012 по делу А60-12602009

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.10.2011 по делу А40-3584411-69-311

Решение Арбитражного суда города Москвы от 07.04.2014 по делу А40-264242011

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 03.06.2011 по делу №А60-412802010